Первый красноярский детский сад празднует своё 110-летие

В 1908-1909 гг. в Крестьянском переулке (ныне ул. Сурикова) открылся детский сад № 1. Учреждение располагалось на втором этаже здания, в садике было всего две группы для детей в возрасте от 5 до 8 лет. Садик содержался за счёт личных средств представительницы городской знати госпожи Грудининой. Плата за посещение была достаточно высокой, так что в детский сад ходили только ребятишки из состоятельных семей.

«Сад жил своей жизнью, дети получали питание. Приближение войск Колчака тревожило все население. Вошедшие в город войска Колчака добрались до детского сада, в один день уничтожили все, персонал детского сада за несколько часов проводил или раздал детей родителям. Было горько, обидно», – вспоминает первая руководительница детского сада Елизавета Зыкова.

В 1919 году учреждение было национализировано, в распоряжении педагогов оказались восемь высоких, светлых комнат, тёплый туалет, два коридора и кухня. Детский сад работал с 8 утра до 16-17 часов вечера. Утром детей принимали дежурная няня, сначала в общем зале проводились организованные игры и маршировка, а в 10 утра ребятишки расходились по своим групповым комнатам.

В 20-е годы работать было нелегко – здание требовало капитального ремонта, не хватало игрушек и мебели, группы были сильно переполнены. В 1925 году в своём отчёте Елизавета Зыкова отмечала: «Потребность же в саде настолько велика, что не удалось выдержать нормы нагрузки в группах и пришлось группы перегрузить на 10-15 человек. Кандидатов в настоящее время 130 детей».

Вплоть до 30-х годов в садике не было даже кроваток, малыши спали прямо на полу, а старшие отдыхали за столами. Горячие завтраки появились только в 1925 году. После их введения врач отметил, что «дети стали меньше утомляться, повеселели».

Большинство воспитанников были из рабочих семей. По свидетельству заведующей Варвары Михайловой, «большинство родителей – люди весьма малообеспеченные, самая высокая ставка родителей – от 30-40 рублей, и таковых немного». Размер оплаты в те годы составлял 4 рубля, средства шли на содержание педагогического персонала и приготовление горячих завтраков.

Многие семьи не платили по несколько месяцев. Так, на родительском собраний 7 февраля 1926 года мама одного из воспитанников, товарищ Янсон, заявила: «Мой ребёнок ходил всего 4 дня, и я за это плачу, но 12 рублей, которые на меня поданы, я платить не буду, также сказал и мой муж». На что товарищ Савиных ответила: «Так как товарищ Янсон окончательно не отказывается от посылки ребёнка в детский сад, а не ходил он, как и все дети, по болезни, то отказ товарища Янсон от оплаты неоснователен». Родители всеми силами старались сэкономить на садике, один из родителей, товарищ Белобородов, даже предложил уволить техническую служащую и за счёт этого сократить размер оплаты, однако родители предложение не поддержали.

Педагоги следили за жизнью своих воспитанников и за пределами садика. В отчёте за 1926 год заведующая Варвара Петровна пишет: «В разговорах выявляется, какие у детей жилищные условия, есть ли паразиты в постелях, как часто меняется белье, проветривают ли помещения дома». Домашнее питание оставляло желать лучшего, дети были ослаблены, сильно уставали, часто болели. Об этом свидетельствуют врачебные отчёты: «Малокровных детей в детском саду – 76%, золотушных – 59%, со следами рахита – 35%, туберкулезных – 2%, с накожными болезнями – 40%». Для укрепления здоровья в режим дня ввели прогулки, но с наступлением холодов они отменялись, так как дети были плохо одеты.

Основой воспитания стало Фребелевское учение. Первая руководительница детского сада Елизавета Зыкова даже принимала участие во Всероссийской конференции по дошкольному образованию под председательством Клары Цеткин и Надежды Крупской. Большое значение уделялось наблюдению за природой, привитию гигиенических навыков, развитию речи, музыкальному воспитанию. Дети вели календарь природы, собирали камешки и палочки для поделок, заучивали лозунги и стихи, учились читать и считать, а старшие воспитанники работали в столярной мастерской. Любимыми играми детей были «Кооператив», «Пожарники», «Фотограф».

Правда, музыкальный работник успехами воспитанников был недоволен. К Чайковскому и Шуману дети интереса не проявили по причине «музыкальной неразвитости». Зато ребятишкам нравились громкие, весёлые марши и песенки «Сапожки, сапожки», «Жил-был у бабушки», «Интернационал», «Пряник шоколадный», «Марш на смерть Ленина».

Однако первое место в воспитании отводилось развитию самостоятельности и приобщению к труду. «Стараемся построить жизнь сада так, чтобы дети сами свою жизнь улаживали, – писала в своём отчёте руководительница Елизавета Зыкова. – Приходят дети в сад, нужно осмотреть здание, двор, работать на кухне, нужно идти на рынок за молоком, творогом, редиской, в кооперативную лавочку за солью, кур кормить, цветы полить. А ещё мытье полочек, столов, чистка кошек, кормление их и т.д. Все работы наталкивают детей на мысль: одному не справиться, коллектив создавай. Работы много, но и нас много». Но коллективизм прижился не сразу.

В отчёте за 1924 год Зыкова писала: «Это маленькое государство, претерпевшее все этапы всех войн и, как ослабевшее и имеющее стихии несчастий-болезней, до сих пор не может встать на твёрдые ноги. Маленькие коллективисты – не коллективисты, а волчата, старающиеся друг у друга всё отнять, присвоить себе. Педсовет прилагает все усилия, чтобы изжить все эти ненормальности, влить в детей струю новой коллективной жизни».

Детский сад располагался на улице Сурикова более 60 лет, за эти годы количество воспитанников увеличилось до 160. В 1974 году учреждение переехало в новое здание по адресу ул. Карла Маркса, 21а.

Опубликовано в Новости
Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Не приходите ко мне со своими проблемами — предложите мне их решение.

Ричард Брэнсон